Меню

"ТВ-Парк": интервью "Эдем Дианы Арбениной"

3 декабря 2006

корреспондент - Елена Самойлова

Лидер группы «Ночные Снайперы» Диана Арбенина девушка стремительная и честная.
Она привыкла все в жизни делать по-настоящему, поэтому не терпит фальши и в других.
Кипучей жизненной энергией Диана готова делиться со всеми — ее дом в Подмосковье всегда
открыт для друзей и близких, для них всегда найдется кров, еда и доброе слово.
Бродить по двухэтажному особняку — одно удовольствие. Он таит в себе много интересного: домашнюю студию звукозаписи на чердаке, гостиную в викторианском стиле с высоком потолком, комнату, в которой хранятся подарки поклонников, и т. д. Однако более всего дом походит на Ноев ковчег, где всякой твари по паре. У входа всех встречает добродушный сенбернар Рабесльер, которого Диане подарили поклонники. Рядом с ним крутится шустрый и гостеприимный терьер Марта. В кабинете в завораживающем танце рассекают гладь аквариумных вод рыбки. Бесшумной пантерой крадется по комнатам кот Толь. А но веранде целый день щебечут птицы.
- Диана, как долго вы искали этот чудесный дом?
- Это был первый дом, который я посмотрела, когда решила покупать жилье в Подмосковье. Но спровоцировала меня на его покупку собака - в моем московской квартире появился Робеспьер, он рос не по дням, а по часам, и ради него пришлось переехать за город.
— Отчего известная певица не поселилась в доме, расположенном в более престижном районе? Например на Рублевке...
— Я бы никогда не купила безликий хай-тек на Рублевском шоссе. Хотя там красивые
густые леса, сосны вокруг. Но я не хочу делать из дома фетиш, связываться с навороченными ремонтами — на это нет ни сил, ни таланта, ни желания, ни денег. А в этом доме все было как бы создано для меня, и еще я точно знаю, что его строила семейная пара, любящая друг друга. И несмотря на то что они уехали, я до сих пор купаюсь в атмосфере любви, которая здесь царила: осталась аура, энергетика, ее не перешибешь ничем.
— И что же, ничего в доме не перестраивали?
— Даже мебель не меняла. Потому что я упиваюсь уютом, несмотря на некую патриархальность и старомодность. Да если бы я даже захотела что-то здесь изменить, не получилось бы:
все, что я зарабатываю, вкладываю в музыку, в альбом, который сейчас пишу. Единственное, что бы я соорудила здесь, - настоящую русскую баню, чтобы зимой там париться и выбегать потом на снег. Я знаю, как это здорово.
- А кто ухаживает за садом и домом в ваше отсутствие?
— Человек по имени Захар. Он армянин, кстати юрист по образованию, но вынужден работать не по специальности.
— Вещи в доме многое говорят о его хозяине. Ваш дом заполнен интересными экземплярами. Как они здесь появились?
— Как правило, их дарят люди, которые любят меня. Здесь стоит портрет Такеши Китано (известный актер и режиссер. — Прим. ред.), а рядом с ним морская кошка, которую мне подарили моряки Балтийского флота. Разумеется, по причине того, что я «снайпер», есть очень много оружия — начиная с арбалетов и заканчивая мечами. Еще мне всегда хотелось, чтобы у меня была библиотека. Я поменяла очень много съемных квартир. И в какой-то момент, несмотря на то что очень люблю читать, даже отказывала себе в удовольствии ходить в книжные магазины. Ну куплю я книги, а куда их потом деть? А сейчас мне есть куда их принести, куда поставить, где сохранить.
— То есть наконец-то у вас появилось место, куда хочется возвращаться? Место, где можно расслабиться?
— Моя семья так часто переезжала, меняла квартиры и дома. что то выработало во мне абсолютную толерантность к любому месту, где я нахожусь. Мне везде хорошо. Например, на гастролях всегда следую трем непреложным правилам: приезжая в гостиницу, первым делом захожу в ванную комнату, открываю краны, проверяю горячую и холодную воду, затем включаю телевизор, а дальше открываю занавески и окна. Нет такого места, где бы мне было неуютно. А с другой стороны, нет и такого места, чтобы я сказала: да, вот это мое. Хотя в этом доме мне очень хорошо — здесь я даже снимаю ботинки. А снимаю я их редко, только на ночь.
— Дом ваш ведь расположен рядом с дорогой, а не мешает ночью шум?
— А это было непременным условием, когда я его выбирала: думала о друзьях, которые, свернув с дороги, сразу попадают ко мне. Это удобно. Зимой, например, не нужно ездить по сугробам. Однако в любом доме самое главное для меня — вода. Я очень зациклена на этой субстанции. И моя маленькая питерская квартирка находится на берегу Финского залива.
— В доме вы поселили собак, кошек, рыбок, птиц, которые, по сути, обречены на одиночество — вы же все время на гастролях...
— Некоторые зверюшки появились здесь вопреки моей воле. Поручиться могу только за Робеспьюшу и рыбок. Все остальные живут здесь благодаря людям, которых я люблю и которые здесь тоже иногда бывают. Сказать что я хозяйка этого зоосада - смешно. С другой стороны, когда я приезжаю, они прекрасно понимают, кто здесь хозяин. Но поскольку я сама мегасамостоятельна, то и им даю право на самостоятельность. Маленькой собаке Марте всего полгода. Но Марта уже четко понимает, что у нее абсолютно своя жизнь и своя сфера деятельности. Слава богу, никто ко мне не привязан — ни люди, ни животные.
— Диана, вы боитесь привязанности?
— Недавно до меня дошло, что максимальное количество бед людских происходит, потому что мы не понимаем, что никто и ничто нам не принадлежит. А когда человек это понимает, он становится красивым и очень мудрым, отпускает любя. Либо, не справляясь с инстинктом собственника, становится монстром, начинает всех узурпировать. Это то, что я вдруг поняла на 32-м году жизни: никто и ничто тебе принадлежать не может, ты просто любишь, и все.
— Это ощущение сродни одиночеству или свободе?
- А свобода — символ одиночества. Этого бояться не надо. Я, например, очень часто запираюсь здесь в кабинете, когда мне нужно подумать и когда я хочу быть одинокой. Но это ведь не мешает окружающим людям любить меня и заботиться обо мне, а мне - отвечать им тем же.
— Ваше редкое имя сыграло какую-то особую роль в жизни?
— Конечно, хотя изначально оно мне не нравилось — охотница какая-то. Но сейчас осознаю, что все не так просто. И чем дальше, тем больше. Почему, например, в 93-м году я .родила группу «Ночные Снайперы»? Почему я люблю оружие и люблю защищать, оберегать? Это все на самом деле предопределено. Кстати, история с моим именем забавна. Мне долго не могли придумать имя. А поскольку я родилась совсем маленькая, родители вначале называли меня просто дюймовочкой. Потом, когда уже пошли в загс, решили, что дюймовочка созвучна имени Диана.
— Вы любите не только оружие, но и экстремальные виды спорта. У вас во дворе висит баскетбольное кольцо, а в доме стоит бильярдный стол...
— Я действительно очень спортивный человек по своей природе, но сейчас ничем конкретно не увлечена. Кроме баскетбола очень люблю еще скакалку — это нужно для связок: разогревается шея, горло. Прыгаю максимум раз сто, а нужно было бы тысячу на самом деле. Играю иногда в пинг-понг, катаюсь на велосипеде. Нечасто, но фору могу любому дать. Раньше очень любила большой теннис, но опять же нет времени выезжать на корт.
— Известно, что вы при своей занятости музыкой еще и пишете стихи…
— В какой-то момент меня просто прорвало, я стала писать стихи каждый день. Дошло до того, что звонила Алле Демидовой (известная российская актриса. — Прим. ред). Она для меня опора, человек, к которому я отношусь с огромным трепетом и нежностью. Звонила и говорила: Алла Сергеевна, почему мои друзья ходят в гости, читают книги, пьют водку, путешествуют, а я сижу и пишу, сижу и пишу? Она мне ответила: «Диана, значит, так надо, пишите».
— Слышала, ваш сборник стихов будет проиллюстрирован вашими рисунками?
— Конечно. Я ж такой художник! (Смеется.) В последнее время стала писать маслом. Но в книгу попадут графические рисунки: ничего из написанного маслом не осталось — раздарила друзьям. Мне кажется, что занятие живописью, условно говоря, ни к чему не обязывает. Не обязывает быть состоятельным, не обязывает быть умозрительным, не обязывает к определенной степени мастерства. Оно дает радость, свободу. У меня даже есть последователи — рисуют так же: сначала пишут слово «картинаж» затем ставят точку, кавычки, название работы, а уж после приступают к самому процессу рисования.
— Живопись, по-вашему, ни к чему не обязывает, а музыка обязывает?
— Безусловно. Я нахожусь на том уровне, который мне нельзя потерять. Я пишу неплохие песни и уже сейчас заслужила признание коллег. Неважно, сколько людей тебя оценивают, важно, кто они. Мне дали премию «Триумф». И человеком, который ратовал за то, чтобы ее дали именно мне, была Алла Сергеевна Демидова. Она и золотая элита нашей страны. Премия эта не проходная. Кстати, для меня встреча с Аллой Сергеевной — марсианская история. Когда мы познакомились, я почувствовала себя окрыленной: если человек такой крови и породы тебя понял, значит, ты все делал правильно!
— Ваши песни вошли в саундтреки многих фильмов («Свои», «Кармен»). Есть ли новые предложения от кинорежиссеров?
— Есть. Я хочу заняться музыкой для кино. Именно музыкой, а не песнями... Если я вдруг почувствую, что пора прекращать петь, а нужно заняться чем-то другим, петь перестану. Писать плохие песни, писать и не рваться – это не мой случай. У меня такой жесткий договор с небом, что кривить душой я не могу. Как только во мне появится малейшая ржавчина, я умру.

Видео:

Фото:

География события:

Россия, Московская область, городской округ Солнечногорск, коттеджный посёлок Благовещенка

Теги:

тв парк, интервью